К 90-летию Корякского (национального, автономного) округа.

Стен Бергман, посетивший в составе шведской экспедиции территорию будущей Корякии в 1920-1922 г.г. писал: « … Прежде чем уехать из Хайрюзово, мы познакомились со старым жителем Камчатки, седовласым камчадалом, которому, как говорили, было 106 лет; на столько он и выглядел. Он был совершенно слеп, но слышал и говорил очень хорошо. Он много рассказал о старых временах и хорошо помнил время, когда камчадалы жили в землянках. Он сказал, что раньше было значительно больше соболей и медведей, чем теперь , и что количество лосося значительно уменьшилось, но камчадалы живут лучше, чем раньше. Теперь у всех хорошие ружья, а раньше приходилось довольствоваться копьями. С того времени, когда он был молодым, все безусловно, улучшилось, но больше нет на Камчатке покоя и мира».

Из истории моей Корякии, которой в будущем году исполнится 90 лет.

» Интересными представляются сведения от Стена Бергмана, посетившего в составе шведской экспедиции территорию будущей Корякии в 1920-1922 г.г. Описание своих поездок по «далекому сибирскому полуострову» он изложил в своей книге «По дикой Камчатке», изданной в Сткогольме в 1932 году. Это был период установления на Камчатке советской власти.
«… Почти все русские были большевиками, но к их чести я должен сказать, что я никогда ранее не верил, что большевики могут быть такими доброжелательными людьми… Маленькая русско-шведская колония выглядела со стороны достаточно странной. Лагерь состоял из десятка палаток. Над палаткой большевистского комиссара Воловникова реял красный флаг, на котором можно было прочитать: «Да здравствует демократическая республика! … Лагерная жизнь, впрочем, была интересной. Мы вместе делили как сладкое, так и горькое. Занимали друг у друга еду, вместе ходили в экскурсии, ходили поочередно в гости в палатки, делали все настолько приятным, насколько позволяли обстоятельства».
… Начиная от Седанки, нас во всех деревнях поучали самыми дикими слухами о боях между белыми и красными. Говорили, что красные никого не пропускают через линию фронта у Петропавловска, все нарты проверяются, конфискуют оружие и все другое, имеющееся ценность. Но мы воспринимали эти слухи сдержанно, так как теперь мы были немного знакомы с русскими и камчадалами. Ранее по отношению к нам большевики были приветливы, и безусловно, будут такими и теперь….»

Девчонка из Курска, отдавшая всю свою жизнь Камчатке. Наша Зоя Прокофьевна Сафронова (Цыбикова). В этом году ей исполнится 90 лет. Сразу после окончания педучилища приехала из Курска к нам, в Корякию ( Хайрюзово, Палана). Потом — город, где она также всю душу свою отдала учительскому делу, и до сих пор — в активных рядах общества. На нее уже второй раз подают документы на Почетного жителя Камчатского края (Союз ветеранов)…. ПОДДЕРЖИМ??? Попросим В.Т. Броневич и Т.Ф. Романову, ее учеников подключиться к тому, чтобы они рассказали Комиссии по наградам и губернатору края, кто такая Зоя Прокофьевна УЧИТЕЛЬ — это тот, кто учит. Зоя Прокофьевна — УЧИТЕЛЬ ПО ЖИЗНИ ОТ БОГА! Ах, да забыла. МАКСИМАЛЬНЫЙ РЕПОСТ

К 90-летию Корякского (национального, автономного) округа

Моя Корякия

Кадровая национальная политика
1917-1990гг.
«Успех в работе по просвещению
малых народностей зависит от того,
удастся ли создать местную
туземную интеллигенцию».
А.В. Луначарский

… Сразу же после II съезда РКП (б) Центральным Комитетом был составлен план конкретных мероприятий по претворению жизнь решений съезда по национальному вопросу. В них, наряду со многими другими мерами, признавалось необходимым:
…7. организовать специальные курсы – школы для подготовки национальных кадров из числа туземцев…

  1. Создать во Владивостоке 1 школу политграмоты для подготовки нацменьшинств…
  2. Организовать соответствующие институты для подготовки и переподготовки учителей на языках национальных меньшинств…
  3. Увеличить число мест вызов в рабфаках страны для малых народов …

… 1943 год (война) , 28 апреля.
Из постановления бюро Камчатского обкома ВКП (б) О работе сектора кадров при председателе исполкома Камчатского областного Совета депутатов трудящихся»
Бюро обкома ВКП (б) п о с т а н о в л я е т:
…2. С целью подготовки низовых руководящих советских работников провести в 1943 г. во всех районах краткосрочные курсы, семинары председателей сельских Советов.
…5. Обязать Корякский и Чукотский окружкомы ВКП (б) и райкомы ВКП (б) особо обратить внимание на работу с кадрами местной коренной национальности (чукчи, коряки), уделить для их роста максимум времени, дабы вырастить их до уровня полноценных, всесторонне грамотных работников, способным на практической работе обеспечить проведение в жизнь ленинской национальной политики.
…8. Обязать секретарей райкомов ВКП (б) заслушать на ближайших заседаниях бюро райкомов партии вопрос о работе с кадрами и оргмассовой работе сельских Советов….

Национальные кадры

в сфере советского строительства

Обухов Макар Михайлович (1902-1952гг.)
Первый народный депутат СССР от Корякского национального округа (1937 – 1952), первый председатель Корякского окрисполкома (1934-1952)
Родился в с. Карага Карагинского района Камчатской области.
Национальность: коряк. Образование: низшее, в 1915 году окончил Дранкинскую церковно-приходскую школу. После чего с 14 лет с отцом рыбачил и охотился.
В комсомоле с 1925 года (по 1929);
Член ВКП (б) с 1931 года.
Трудовая деятельность: 1923 – 1926 гг. — секретарь Карагинского сельсовета, 1926 – 1931гг.- председатель Карагинского сельсовета; 1931-1932- секретарь Карагинского райисполкома, 1934- председатель Корякского окрисполкома
Депутат Верховного Совета СССР с 1937 года, повторно был избран в 1946 году
Депутат краевого Совета депутатов трудящихся
Депутат окружного Совета депутатов трудящихся
Кавалер орденов Ленина и «Знак Почета», награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».
Умер и похоронен в поселке Палана Тигильского района Камчатской области.
В административном центре Корякского автономного округа одна из улиц носит имя Макара Михайловича Обухова (решение Паланского поселкового Совета от 24.11. 1967 года).

К 90-летию Корякского (национального, автономного) округа

Моя Корякия
Кадровая национальная политика: 1917-1990гг.

«Успех в работе по просвещению малых народностей зависит от того, удастся ли создать местную туземную интеллигенцию». А.В. Луначарский

Национальные кадры в сфере советского строительства

Арефьев Вячеслав Николаевич
Первый Почетный гражданин Корякского автономного округа
Год и место рождения 1 января 1928 года , с. Напана Тигильского района
Родители: Арефьевы Николай Феофанович 1905г.р., ительмен и Агафья Ильинична, 1908 г.р., ительменка
Национальность: ительмен
Образование высшее: окончил Хабаровский учительский институт, в 1955 – Ленинградский пединститут им. Герцена, в 1970 — ВПШ при ЦК КПСС (1968-1970годы)
Партийность: член КПСС с 1958 года, после запрета в 1992 году Коммунистической партии Советского Союза — член КПРФ.
Трудовая деятельность:
С 1947 по 1948г. – учитель русского языка и литературного чтения Каменской семилетней школы;
с 1948 по 1950г. — учитель русского языка и литературного чтения в 5-7 классах Паланской семилетней школы;
в 1955-57г.г. (после окончания пединститута с 1950 по1955г.г.) – инструктор оргинструкторского отдела, зав. отделом по работе среди школьной молодежи и пионеров Корякского окружкома ВЛКСМ;
с 1957 года – 2-й секретарь ОК ВЛКСМ;
с 1958 – сотрудник КГБ;
с 1961 года – секретарь Тигильского РК КПСС;
с 1962 года по 1968г.г.– секретарь ОК КПСС;
с 1970 года (после окончания ВПШ) — инструктор отдела организационно-партийной работы Камчатского обкома КПСС;
с 1971 года – секретарь ОК КПСС;
с 1975 года по 1983 год – второй секретарь ОК КПСС
Пенсионер – с 1983 года
Ветеран труда (1984г.) . С1984 года – инструктор оргинструкторского отдела окрисполкома, сторож в Паланском лесопункте, вахтер в радиоредакции, в окроно
Общественная деятельность: Председатель правления пенсионеров по Корякскому автономному округу
Ветеран Великой Отечественной войны
Первый Почетный гражданин Корякского автономного округа (Постановление Думы Корякского автономного округа от 18.06.2003г. №7/233)
Награды:
1950г. – Благодарность директора Паланской школы за хорошую постановку учебно-воспитательной работы с классами;
1978г. – Почетная Грамота Корякского окружкома КПСС за многолетнюю и добросовестную работу в комсомольских и партийных органах;
Почетная грамота Камчатского обкома КПСС за многолетнюю и добросовестную работу в комсомольских и партийных органах;
1980г. – Юбилейная Почетная Грамота Корякского ОК КПСС и Корякского окрисполкома за многолетнюю и плодотворную работу и большой личный вклад в развитие экономики и культуры округа;
Почетная Грамота Камчатского обкома партии за многолетнюю и плодотворную работу и большой личный вклад в развитие экономики и культуры округа;
1982г. – премировать в сумме 100 рублей: по итогам Всесоюзного социалистического соревнования (1981г.) округ признан победителем;
Юбилейная Почетная Грамота Корякского ОК КПСС и Корякского окрисполкома за добросовестный труд и большой личный вклад в развитие экономики и культуры округа, активное участие в общественной жизни;
медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны» (1970г.);
орден Дружбы народов (1981г.);
юбилейная медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-45г.г.» (1995г.);
памятная медаль «60 лет победы в Великой Отечественной войне» — ЦК КПРФ ;
орден «Партийная доблесть» — ЦК КПРФ;
именные часы к 75-летию со дня рождения — ЦК КПРФ
Семейное положение: жена Долгушева Валентина Васильевна (1926г.), сын Арефьев Виктор Вячеславович, сын Арефьев Олег Вячеславович (все похоронены в п. Палана)
Умер 16 июня 2009 года, похоронен в п. Палана рядом со своей женой и детьми

К 90-летию Корякского (национального, автономного округа). Национальная кадровая политика: 1917-1990гг.

Моя Корякия

Образование Корякского национального округа,
суверенные права, предоставленные ему, как и другим округам России, существенно облегчило ликвидацию отсталости, национальное возрождение,
появление собственных национальных кадров.

Писатели, поэты, художники

Кецай Кекеттын
Родился в 1918 году в семье оленевода. Коряк.
Образование – с 11 лет учился в кочевой школе на Ткэраке (с 1929 года), затем в Тигильской школе. В 1933 году был направлен на учебу в г. Ленинград, в институт народов Севера
Член ВЛКСМ с 1931 года.
В 1935 году в издательстве «Учпедгиз» вышла в его переводе на корякский «Арифметика» Н.С. Поповой, в 1936 году Кеккетын перевел на корякский язык повести Пушкина – «Метель» и «Станционный смотритель».
Изданные книги. «Эвныто – батрак» («Эвныто-пастух»), в основу книги, написанной в 1934-1935гг. легла биография отца писателя. «Последняя битва» (о непростых взаимоотношениях народностей Севера), «Хоялхот» (история женитьбы молодого оленевода, которая пришлась на период октябрьских (1917) событий. Книга вышла в 1939 году.
Взяв в институте отпуск, вернулся на на родину, где целый год проработал инструктором окружного комитета нового алфавита.
Во время Великой Отечественной войны принимал участие в боях на Курской дуге, где был тяжело ранен, скончался в госпитале.

Кавав Трифон Я. (1911-….) -.
Отец Кавава Трифона – эвен (ламут), мать – чавчувенка (из кочевых корячек). «Вполне естественно, — писал С.Н. Стебницкий в своих очерках по языку и фольклору», — что в среде таких смешанных семей наиболее хорошо сохранились предания о древних взаимоотношениях коряков и эвенов»
Кавав учился в окружной советско- партийной школе (Пенжинский район)
Считается одним из зачинателей корякской литературы. Впервые опубликовал свои произведения в журнале «К новой жизни», которую выпускали курсанты совпартшколы. Первые два номера журнала появились в 1936 году. «Кычим», «Давние времена» — предания, написанные Кававом, родным языком которого являлся чавчувенский диалект нымыланского языка.
Тогда же, в 1936 году Стебницкий С.Н. вместе со своим учеником Кецаем Кенккетыном подготовил вторую часть книги для чтения в корякских школа, включив в нее несколько рассказов Кавава о животных.
В 1958 году с Кававом работала исследовательница корякского языка А.Н. Жукова. Она записала от него несколько сказок. Часть из них была впервые опубликована в академическом томе «Сказки и мифы народов Чукотки и Камчатки»
Кавав (Кававгыйнын) Иван
Родился и вырос в Воямпольской тундре. Коряк. Осенью 1933 года был зачислен в совпартшколу (Пенжинский район). Писал различные тексты для журнала «К новой жизни». В 1938 году одна из его сказок «Как люди были созданы» была включена С.Н. Стебницким в сборник «Нымыланские (корякские) сказки.

Баранников (Тымлаткэн) Иван Тимофеевич
Дата и место рождения: 23 февраля 1921 года в стойбище Пахыткуваям близ селения Анапка (Карагинский район)
Образование: в 1931 году начал учебу в Кичигинской школе, в 1940-м году поступил в Институт народов Севера (г. Ленинград)
С 1939 года – член ВЛКСМ.
Сказки «Эмемкут» выпустил в Ленинграде в 1940 году.
Помимо обработки фольклорных материалов принимал участие в переводах советской художественной литературы, в частности, он перевел на корякский язык рассказы о Ленине Михаила Зощенко.
По некоторым сведениям, когда началась Великая Отечественная война, Баранников ушел на фронт и погиб в боях за Ленинград

Лев Жуков.
Родился в селе Кахтана. В 1933 году закончил Тигильскую школу и был направлен в Институт народов Севера (Ленинград). В 1936 году была опубликована его повесть «Нотаймэ»

Иван Баранников
Родился в селе Анапка. Также учился в Ленинграде. Великолепный знаток народных сказок, издал впоследствии их сборник «Амамхотлымныло» …

К 90-летию Корякского (национального, автономного) округа Первый председатель Корякского окрисполкома отрывок….

Карага

Небольшое село приютилось на берегу залива Берингова моря. Своеобразна здесь природа, да и люди живут необычные. …. Здесь, в селе Карага Карагинского района Камчатской области Хабаровского края, и родился будущий первый председатель Корякского окрисполкома и первый депутат Верховного Совета СССР от Корякского национального округа Макар Михайлович Обухов.
Село стоит на одноименной реке, которая была одной из первых камчатских рек, исследованных русскими землепроходцами в процессе открытия и освоения полуострова. Корякское название ее – Харанынын. Это же название, что в переводе на русский означает «оленная», встречается у Валерия Мартыненко в его книге «Камчатский берег. Историческая лоция».
Хотя Шаталов В.С., участник землеустроительной экспедиции 1936-1937 г.г., впоследствии «Заслуженный землеустроитель РСФСР», утверждает, что село располагалось на берегу реки Импуваям. «…Когда смотришь с противоположного берега на селение, то невольно думается, что находишься перед индейским селением. Выстроившиеся в ряд высокие юкольники кажутся вигвамами…, — напишет он позднее, — село было расположено в шести километрах от морской бухты Караги, на правом берегу Импуваям (Карага). Береговой увал, на котором размещены постройки, невысокий. Строения расположены без всякого порядка, нет никаких признаков улиц, Против села, по левобережью реки Импуваям, имеется богатая и широкая пойма, но защитой от холодных северных и восточных ветров она служить не может. Левый берег низменный, ширина реки несколько метров. Береговой увал правобережья, где расположено село Карага, кроме редкого, мелкорослого ивняка, березового ерника и шиповника, другой растительности не имеется. Береговая полоса илистая, местами даже топкая…»
Благодаря заметкам путешественника Лессепса, проезжавшего по территории коряков-карагинцев в 1787 – 1787 году можно узнать, что наши предки жили летом в балаганах, а зимой в землянках. В Караге, во время своего путешествия, Лессепс увидел 3 землянки (юрты) и 12 балаганов. Из его записей: «Я насчитал в одной юрте более 20 человек, как мужчин, так и женщин. Все вместе едят, пьют и спят, как попало».
Карл фон Дитмар, проводивший в 1851-1855 годах геолого-графическую экспедицию, фиксирует следующие данные по селу Карага: 8 домов плюс пять юрт, в которых проживает 57 мужчин и 55 женщин. Церкви, часовни — нет, как и огородов, коров, лошадей.
За последующие 40 лет население прибавится всего лишь на 6 человек, если сравнить приведенные цифры с теми, которые дает экспедиция в составе К.И.Богдановича, Н.Н. Лелякина и доктора Н.В. Слюнина. Это может свидетельствовать лишь об одном, учитывая большую рождаемость среди коренного населения — высокую смертность, причиной которой были эпидемии, болезни.
Тем не менее, Карага до революции, отмечает Валерий Мартыненко, была самым крупным селом побережья от Укидо до Анапки. В 1891 году население Караги составляло 118 человек, в 1895 – 114, соответственно, Дранке — 74/67, Ивашке — 28/32, Хайлюлино — 18/25, в Уке — 7/8.
Спустя 7 лет, после последней переписи, здесь, в Караге и родился мальчик, которому было уготовано войти в историю. Произошло это весной, в марте 1902 года. Родители, которые мечтали, чтобы их сын жил лучше, нарекли его нымыланским именем Тунню, что в переводе на русский означает «Новая Жизнь».
Очень символично, учитывая, что именно их сын Тунню — Макар принял активное участие в строительстве новой жизни в родной Корякии.
До 1923 года «у нас не было никакой власти, — из журнальных заметок бывшего студента Института народов Севера Н. Гуторова, коряка из села Караги. – В 1921 году у нас на Камчатке в Карагинском районе возникла шаманская организация. Главным организатором ее был шаман Сэввы, который и раньше руководил всей Карагой и учил, как жить. Основное в его учении было: не покупать привозных товаров, потому что товар не является настоящей питательной пищей для человека… Дальше учил шаман, что нельзя ходить в баню, потому что в бане сидят злые духи (нынвытувы), если кто приходит в баню, то злые духи его укусят, и ему будет смерть. Он строго воспрещал детей обучать в школах…, холить на собрания, так как на сборища приходят злые духи…»
Великая Октябрьская социалистическая революция…

К 90 — летию Корякского (национального, автономного) округа

Меммекка и Ак’альля
отрывок из пока неизданной книги «Первый председатель Корякского окрисполкома»

«Это были настоящие дети природы, которых только еще начинала касаться цивилизация». Шаталов

Меммекка и Ак’альля – так звали родителей Макара Михайловича.
Меммекка в переводе с корякского – «маленькая мама», «мамочка». Значений имени Ак’альля несколько, все их, пожалуй, можно объединить словосочетанием — «предупреждающий (опасный) взгляд (глаз)».
С установлением на полуострове Камчатка православия нарекли их русскими именами – Михаил и Варвара.
Родные Макара Михайловича помнят о том, что Меммека была родом из Кинкиля – из наяновских. Именно там и нашел свою будущую жену молодой коряк Ак’альля. У известного советского историка Б.П. Полевого есть запись о реке Карага, которая «вершинами сошлась… с Лесною рекой, на которую с Караги обыкновенно переезжают». А недалеко от Лесной находилось тогда и селение Кинкиль.
Татьяна Макаровна Байрак, дочь Макара Михаловича вспоминает: «Мой дед, Обухов Михаил (Ак’альля), привёз себе жену из Кинкиля — Наянову Варвару (Меммекку) отчества не знаю. В семье родились сын Макар (Тунню) и две дочери — Александра, имени 2-ой дочери не знаю, она была выдана замуж в Усть-Камчатск».
В хозяйстве семьи, когда в 1902 году родился сын, были дом, лодка, нарта и собаки. «Скота, лошадей, оленей не было», — узнаем мы из автобиографии Макара Михайловича. Подтверждение тому находим у выдающегося исследователя В.И. Иохельсона, который отмечал, что по данным в 1896 года, это за 6 лет до появления малыша на свет, в Караге было всего 3 лошади и две коровы. «Бедное было село, бедными были его жители. Жилось трудно».
Меммека и Ак’альля были нымыланами, то есть оседлыми коряками.
«Все оседлые коряки вели комплексное хозяйство, в котором в той или иной степени сочетались морской зверобойный промысел, рыболовство, сухопутная охота и собирательство» , — об этом пишет В.В. Горбачева в книге «Обряды и праздники коряков».
В отличие от нымыланов чавчувены вели кочевой (бродячий) образ жизни, занимаясь оленеводством. Связующим звеном между ними были олень и морской зверь, производное от которых являлось предметом обмена между приморскими и кочевыми коряками. Оленье мясо, и жир и мясо лахтака или моржа помогали разнообразить меню националов. Тюлений жир шел не только в питание, но и на освещение юрт оленеводов, служил смазкой для отдельных предметов одежды.
Из оленьей шкуры нымыланы шили себе кухлянки, торбаса, накрывали ею свои землянки, использовали в качестве постельного полога. Из рогов оленьих изготавливали топоры. В.Горбачева в своих изысканиях сообщает и о том, как использовалась в лечебных целях оленья кровь, которой «лечили обожженные или обмороженные руки и ноги. В течение двух недель ежедневно их держали некоторое время в свежей или заквашенной крови оленя. Постепенно, по мере заживления ран на больных местах появлялась новая кожа. На кровоточащую рану прикладывали кору кедрача (смолистой стороной) и завязывали сырой шкурой оленя. Через три дня наблюдалось не только прекращение кровотечения, но и заживление раны. Поврежденные участки кожи смазывали и свежим жиром».
Чавчувены из лахтачьей или моржовой кожи резали так необходимые им в хозяйстве ремни, а еще делали из нее подошву для своей обуви.
Сосуществование нымыланов и чавчувенов отнюдь не всегда было мирным.
Интересно в связи с этим предание, услышанное от курсанта Корякской окружной совпартшколы алюторца-оденевода Енагыта и записанное С.Н. Стебницким.
«Давно предки жили, враждовали между собой, в постоянной жестокой вражде друг к другу жили. Земляные крепости сооружали для войны и из моржовых кож одежду употребляли. Неуязвимы для стрел были те одежды, ибо толсты моржовые кожи.
… Наш род раньше обездоленным был, не имея оленей, все ловлей добывали. Закидывали сети (из ремня), убивали множество лахтаков и из них жир изготовляли. За тот жир (в обмен) разное брали. Тем жиром чавчувенов наделяли, отдавали им много жиру и за это брали оленьи туши.
…Те, которые удачливы в промысле были, хорошо жили. А кто неудачлив был, те жили плохо. Удачливые в ловле пушного зверя также хорошо жили.
А потом те, что удачливы были в промысле, за всякие вещи брали (живых) оленей, чайники, котлы, ружья давали чавчувенам: за это получали оленей…
Предки мучились, живя без чая и хлеба – тогда этого совсем не было, ножи кремневые употребляли. И роговые топоры употребляли…»
Из автобиографии Макара Михайловича: «Основное занятие родителей до Октябрьской революции – охота, рыболовство, после Октябрьской революции – охота, рыболовство».
Кета, горбуша, нерка, чавыча, кунжа – рыбу надо было успеть добыть в необходимом количестве за короткий рыболовный сезон в два – два с половиной месяца. «Рыболовство играет большую роль в хозяйстве восточных, в первую очередь юго-восточных, приморских коряков, а именно алюторцев и карагинцев.- делится своими наблюдениями северовед С.Н.Стебницкий. — Даже небольшой ход рыбы при рациональном использовании продуктов рыболовства вполне мог бы обеспечить на зиму рыболовецкие семьи их основным продуктом питания».
В употребление шла и свежепойманная рыба, как приготовленная, так и в сыром виде. «Все рыбаки, и в особенности ребятишки, которые все время вертятся возле, из первого улова хватают по самой крупной рыбе и вырезают, (а еще чаще просто выкусывают) мозг иногда у еще бьющейся рыбы. Сырые головы и глаза считаются одним из лучших лакомств. В корякском языке существует даже специальный глагол лэвтук, означающий «есть рыбьи головы».
Неотъемлемым элементом любого корякского селения были балаганы-юкольники, где устанавливались вешала для сушки выпотрошенной рыбы: две пластинки, соединенные хвостом. Юколу ели с нерпичьим жиром, юколой кормили ездовых собак. Качество и количество приготовленной высушенной рыбы полностью зависело как от хода рыбы, так и от наличия сухой солнечной погоды….