Это наша история. История Корякии

«Седьмое ноября 1917 года – величайшее событие в истории. К нам на Камчатку весть об Октябрьской социалистической революции пришла позднее, в феврале 1918 года. С этого времени малые народности начали строить новую жизнь.
Я горжусь тем, что пришлось с оружием в руках отстаивать родную Советскую власть. В 1922 году тигильские партизаны разгромили банды Савича и Алексеева. Вот уже 32 год работаю я в колхозе «Ленинский путь». С каждым годом богатеет артель, набирается сил. Сейчас правление назначило мне пенсию, мог бы дома сидеть, отдыхать. Но жизнь хороша, а завтра будет лучше. Разве усидишь дома? Чем могу. помогаю, трудовые руки простого колхозника принесут еще пользу родному колхозу.
А. Пенизин, колхозник артели
«Ленинский путь» Тигильского района «

Из газеты «Корякский коммунист» от 7 ноября 1060 года

Это — наша история. История Корякии.

Зарумянился сполохом Севера
Октябрьские залпы «Авроры»
Корякские зори зажгли,
Эхом ответили горы
Суровой, камчатской земли.
В Тихий последним ударом
Сброшен антантовский сброд.
Стал в семью великую рядом
От смерти спасенный народ.
Флаг кумачевый развеял
Невежества вечную тьму.
Зарумянившись сполохом Север,
Строит иную судьбу.
В могучей шеренге народной
В грядущее завтра идет
К заветной мечте – к коммунизму
Свободный корякский народ.
В. Миропольский

Из газеты «Корякский коммунист» от 7 ноября 1960 года

Память — она есть или ее нет. И на это никак, на мой взгляд, не влияет движение за названия в честь конкретных людей городов, улиц. Это — сиюминутные события с точки зрения истории. Дзержинский Феликс Эдмундович… Я была в Москве: Корякия наделила меня полномочиями народного депутата РСФСР. Была просто потрясена тем, с каким остервенением сносили его памятник ельциноиды в начале 90-х !!! Города Сталинград, Ленинград, улицы им. Ленина, Комсомола…. В столице Корякии, административном центре с «особым статусом», подавляющее большинство не знает, кто такие Обухов, Бекеров, Чубаров…, в честь которых названы улицы. Кецай Кеккетын — а это кто? А ведь его имя носит Корякская окружная библиотека… Больно. Обидно. Аллея Славы — хороший проект, который задумала депутат Тимичева, чтобы увековечить память тех, кто ВОЗВОДИЛ нашу ПАЛАНУ, Там (где?) должны быть стенды с информацией о тех, 1) в честь кого названы улицы в поселке, 2) Почетные жители Паланы (все), 3) об участниках Великой Отечественной войны и тех, кто приближал Победу в тылу, 4) об известных строителях, доярках, птичницах, швеях — портных, охотниках, оленеводах, писателях, художниках… М решать, кого оставить в памяти ПАЛАНЫ, должны мы все. Каждому, есть что рассказать о своих родных, знакомых, соседях, друзьях — и это бесценная информация.

История советской Корякии

Первый председатель Паланского кочевого сельского совета — Кавав Иван Ильич, 1894 г.р., ламут, неграмотный, бедняк.
Первый председатель созданного в Палане товарищества «Пролетарий» — Мохнаткин Иван Тарасович, 1920 г.р., коряк, неграмотный, бедняк.
Первый председатель Корякского окрисполкома и первый депутат Верховного Совета СССР от Корякского национального округа – коряк Обухов Макар Михайлович, 1902 г.р….

Из истории советской Корякии

По данным 1933 года учителя 17 школ Корякского национального округа не имели среднего образования.

Подготовка кадров для севера, в том числе для школ, была во главе политики молодого социалистического государства.

1923 год (год окончательного установления советской власти на полуострове) – Камчатский губревком решил организовать учительские курсы на Камчатке для подготовки кадров учителей из местных народностей
1925 год. При рабфаке Ленинградского университета была организована в составе 26 студентов северная группа, на базе которой позднее возник институт народов Севера . В 1927 году в этот институт впервые поступили 1 коряк и 1 ительмен. В 1932 году там обучалось 8 коряков, в 1934 – 13. В числе первых выпускников института была ительменка Т.П. Лукашкина (поступила на учебу в 1934 году)…
1926 год:
в Петропавловск-Камчатской школе II ступени введена педагогическая профессионализация.
открыто «туземное отделение» при Хабаровском пединституте, реорганизованное в 1927 году в самостоятельное учебное заведение – педагогический техникум народов Севера (ТНС) со сроком обучения 5 лет. Набор в ТНС проводился по разнарядкам Далькрайоно и Дальневосточного Комитета Севера. Последний контролировал, чтобы в числе студентов были представители малых народов. Вот, например текст одной из телеграмм: «Тигиль Камчатский РИКу командируйте пять ительменов Хабаровск распоряжение крайОНО первым пароходом»
1934 год. Открыт Корякский педагогический техникум в Тигиле . За 20 лет своего существования оно подготовило 140 учителей начальной школы, из них более 100 человек из числа местной коренной национальности….

О становлении народного образования в Корякии

1934 год
На весь округ функционировали всего 4 неполные средние школы, в которых было 134 учащихся, в 1936 – уже 55 школ (47 начальных и 8 неполных средних), в которых занималось уже более 2000 учащихся .

Информация от инспектора крайОНО, побывавшего в командировке в Корякии: «В интернат приехали дети со всего Хайрюзовского медрайона. С бельем, баней и даже умыванием они не знакомы. Предстояла большая и кропотливая работа. Была организована помывка белья, костюмов и пр. Стрижка ребят встретила удивление ребят, но прошла без особых приключений. В баню же идти они наотрез отказались, потребовалось три дня для того, чтобы убедить ребят мыться. Падая с кроватей, дети заявили о том, что будут спать на полу. Потребовалось много труда, чтобы приучить детей спать на кроватях».
С особым удовольствием инспектор отмечал, что за декабрь 1934 года «упало с коек только три человека».

Однажды мы приходим в ЖИЗНЬ. Приходим для того, чтобы также однажды уйти из нее, оставив рану в душе и сердце родных, друзей, хороших знакомых. Храмов Владимир Петрович. Он торопился жить… Студент с «материка», комсомолец с наградами от ЦК ВЛКСМ, коммунист, активный участник во всех новациях, касающихся северного «сельского хозяйства»…. Он оставил о себе светлую память у паланцев.

К 90-летию Корякского (национального, автономного) округа.

Корякия накануне установления на ее территории советской власти.
Стен Бергман, посетивший в составе шведской экспедиции полуостров в 1920-1922 г.г. писал: Первой деревней на пути к югу является Напана… Серые, готовые развалиться домики стояли кучей посреди тундры и на расстоянии выглядели так, как будто они разбросаны случайно… Домик, в который мы вошли, состоял из единственной комнаты. За исключением стола мебели совсем не было. Несколько ящиков служили стульями. На одном из них можно было прочитать «Калифорнийские фрукты», а на другом несколько японских иероглифов. На полу в углах лежали кучи белья, оленьи шкуры и испорченный граммофон. Несколько больных, едва способных подняться аборигенов лежали среди тряпья в другом углу… Окна сделаны из сшитых рыбьих шкур, которые пропускают свет, но через которые невозможно что-либо увидеть. У соседа окна из сшитых медвежьих кишок, у других – из нерпичьих кишок. Они вовсе не плохие, но выдерживают только одну зиму…. Вся деревня пропахла гнилой рыбой. Такая же отвратительная вонь, такая же грязь, такие же нищеты и болезни. Стемнело, и наш хозяин –камчадал зажег свой жирник, т.е. лампу на рыбьем жире, так как у него закончился запах керосина. Жирник состоял из железной плошки, наполненной медвежьим или тюленьим жиром. Маленькая полоска материи служит фитилем….
Он (хозяин – НС) пассказал, насколько трудна жизнь на Камчатке, как все лето надо работать на лове рыбы, как мало теперь бывает рыбы – после того как пришлия японцы, как трудно зимой на охоте добывать соболей…
… Остальные деревни выглядели так же, как эта. Такая же неописуемая нищета. Самая отвратительная из тех, где мы побывали – деревня Утхолок…

К 90-летию Корякского (национального, автономного) округа.

Стен Бергман, посетивший в составе шведской экспедиции территорию будущей Корякии в 1920-1922 г.г. писал: « … Прежде чем уехать из Хайрюзово, мы познакомились со старым жителем Камчатки, седовласым камчадалом, которому, как говорили, было 106 лет; на столько он и выглядел. Он был совершенно слеп, но слышал и говорил очень хорошо. Он много рассказал о старых временах и хорошо помнил время, когда камчадалы жили в землянках. Он сказал, что раньше было значительно больше соболей и медведей, чем теперь , и что количество лосося значительно уменьшилось, но камчадалы живут лучше, чем раньше. Теперь у всех хорошие ружья, а раньше приходилось довольствоваться копьями. С того времени, когда он был молодым, все безусловно, улучшилось, но больше нет на Камчатке покоя и мира».

Из истории моей Корякии, которой в будущем году исполнится 90 лет.

» Интересными представляются сведения от Стена Бергмана, посетившего в составе шведской экспедиции территорию будущей Корякии в 1920-1922 г.г. Описание своих поездок по «далекому сибирскому полуострову» он изложил в своей книге «По дикой Камчатке», изданной в Сткогольме в 1932 году. Это был период установления на Камчатке советской власти.
«… Почти все русские были большевиками, но к их чести я должен сказать, что я никогда ранее не верил, что большевики могут быть такими доброжелательными людьми… Маленькая русско-шведская колония выглядела со стороны достаточно странной. Лагерь состоял из десятка палаток. Над палаткой большевистского комиссара Воловникова реял красный флаг, на котором можно было прочитать: «Да здравствует демократическая республика! … Лагерная жизнь, впрочем, была интересной. Мы вместе делили как сладкое, так и горькое. Занимали друг у друга еду, вместе ходили в экскурсии, ходили поочередно в гости в палатки, делали все настолько приятным, насколько позволяли обстоятельства».
… Начиная от Седанки, нас во всех деревнях поучали самыми дикими слухами о боях между белыми и красными. Говорили, что красные никого не пропускают через линию фронта у Петропавловска, все нарты проверяются, конфискуют оружие и все другое, имеющееся ценность. Но мы воспринимали эти слухи сдержанно, так как теперь мы были немного знакомы с русскими и камчадалами. Ранее по отношению к нам большевики были приветливы, и безусловно, будут такими и теперь….»